Авамланде

Добро пожаловать!

enrumhr
Сказ о Ерыксе


На юге родниковой Удмуртии,
Словно в котле кипя, из-под земли
Выходят чистые родники,
Собирая силы, образуют ключи.

Собираясь в один водяной поток,
Бегут с запада на восток.
Образуется Ерыкса река.
Говорят, течёт издалека.

Река Ерыкса в переводе с татарского –
Дальняя вода – Ерык су.
Чтобы не затеряться в лесу
Бежит мимо леса, держа себя строго.

На правом берегу лес стоит дремучий,
На высоком берегу ель провожает,
Реке густой лапой машет.
На левом берегу лежит луг широкий.

Слева впадает речка тихая –
Это Пучман, со своей чистою водой.
Раньше люди кланялись которой,
Ведь её начало называют «Вода Святая».

В начале этой речки, где родник,
Ещё в начале прошлого века
Собирался народ, приходил священник
Освящал родник, люди приходили даже издалека.

Ерыкса с Пучманом текут дальше.
Перед ними видна деревня большая,
При этом справа впадает речка безымянная,
Хотя маленькая, но силы придаёт больше.

«Из-за чего это», – Ерыкса думает –
«маленькая, а силы как у Пучмана?».
А тут ничего удивительного нет,
Ведь у неё на левом бережке языческая богомольня.

Здесь молятся марийцы-язычники,
Богу жертву приносят,
У Бога всего хорошего просят,
Добра, достатка желают все поклонники.

На краю деревни, на правом берегу,
Как солдаты в шеренге,
Стоят деревья: лиственницы и сосны.
За деревьями – старое здание и руины.

Раньше здесь была школа.
Проработав долго, устарела.
Школу в другом месте построили,
И все туда переехали.

Деревья в прошлом веке ученики посадили,
За ними они ухаживали, оберегали.
Сами вели себя прилежно, хорошо учились,
Старым помогали, учителей и старших слушались.

Кроме этой деревни, здесь учились дети весёлые
Из четырёх близлежащих деревень:
Удмурт-Возжая, Иж-Бобьи, Нижнего Тыловая и села Арханлельского.
Сейчас здесь одна от деревьев тень.

Ерыкса течёт через деревню,
Протекает под большим бетонным мостом,
По которому автомобили мчатся вовсю,
Оставляя только пыль столбом.

За мостом втекает слева ручей,
Который берёт начало
У дороги на Грахово село
Под ивой плакучей.

Эта деревня – Мари-Возжай,
В позапрошлом веке называлась Ахман Возжи.
Предки деревни у этого ручья жили,
После, расширяясь, переселяться к реке Ерыксе начали.

Подтверждает это и река Пучман.
У неё на правом берегу было поселение.
Называлось поселение Ахман,
Жили марийцы, которые из Удмурт-Возжая переехали.

Старые удмурты, которые раньше жили в Удмурт-Возжае,
Земли правого берега Пучмана
До сих пор называют местность Ахман.
Сейчас нет деревни Удмурт-Возжай.

Далее слева втекает маленький ручей,
Который начинается от лога Ешей,
Где в старые времена была пасека
Местного старика.

В начале данного лога
Стоит роща Мари-Возжайская,
Не очень дремучая, но густая,
Где в двадцатом веке располагалась пасека колхозная.

В том же веке в шестидесятых годах совхозы создавали.
Мелкие колхозы ликвидировали,
Совхоз «Новогорский» создали,
И эту пасеку перевезли.

Ерыкса дальше бежит быстрей.
За деревней справа прибегает ручей,
Он из лога Атсалама,
Названного именем, у которого здесь стояли гумны

Впереди у Ерыксы берега крутые,
Но луга широкие, зелёные.
На берегах растут деревья разные,
Они встречают воду, словно они родные.

Здесь ранее, в прошлом, деревья стояли зелёные,
Были луга заливные,
У реки вода отдыхала,
Всю растительность поила.

В прошлом веке, в начале семидесятых годов,
Местность осушить решили,
Экскаватор-канавокопатель пригнали,
Который выкопал канаву, ров.

Река по канаве начала убегать быстрей,
Словно рассердилась на людей.
Заливной луг начал высыхать,
Перелётная птица здесь перестала отдыхать.

Тем временем деревья вырубили,
Всю местность вспахали.
На возвышенностях обоих берегов реки
Остались только зелёные ельники.

В этих ельниках ранее располагались
Частные пасеки местных жителей.
После коллективизации которые распались,
В подтверждение остались кусты жасмина и акаций.

Невдалеке стоит берёза одинокая
С широкой кроной, гордая –
Лет двести, наверное, очень старая
Годами, всегда непокорная.

В восьмидесятых годах прошлого века
Пришёл ураган издалека,
Сломал берёзу пополам, а берёза устояла,
Молодые побеги, ветки распустила.

У берёзы один язычник местный,
Принося жертву Богу, всегда молился.
Поэтому место священным является.
Под ней всегда отдыхают в день знойный.

Вода после быстрого побега
Глубокую рану здесь оставила.
Деревья не росли, высохли луга,
Красивая природа пропала.

Природа начала делать свои дела.
С оставшихся корней начали деревья вырастать,
Семена свои разбрасывать.
Глубокая рана заживала.

Реке разные птицы семена приносят.
Со временем деревья вырастают,
Своей тенью реку прикрывают.
Появились бобры, которые на берегу шубы чистят.

Они строят свои плотины,
Где воды Ерыксы могут отдохнуть.
После тише пуститься в путь,
Не разрушая береговые стены.

Где в гнёздах ютятся стрижи,
Которые дружно над рекой пролетают.
Домашний скот от насекомых защищают,
Который отдыхает у лужи.

Ерыкса протекает далее.
На правом берегу тёмный лес стоит.
Это Ерыксинский лес, имена одинаковые, (река) становится добрее.
Лес хвойными лапами машет, листьями шелестит.

Протекая мимо леса Ерыксинского,
Втекает река Тыловайка с берега левого.
У Тыловайки берега высокие, крутые,
На которых стоят деревья старые.

Значит, берега крутые образовались давно:
На склонах лежат камни пластами.
На реке деревья лежат, сваленные бобрами,
Камни лежат под водой, защищая дно.

Перед деревней Иж-Бобья Тыловайка вытекает.
Иж-Бобья называлась Верхний Тыловай в девятнадцатом веке.
Через Иж-Бобью с запада на восток течёт.
На левом берегу стоят берёзы невдалеке.

Согласно Столыпинским реформам,
Здесь был хутор Абрамовский.
Появился другой закон – социалистический,
Люди разъехались, хутора не стало при этом.

Перед следующей деревней Тыловайка направляется к югу,
Где деревня Нижний Тыловай остаётся на левом берегу.
Так она в Ерыксу впадает,
Где на левом берегу ельник растёт.

Вот и пруд большой, где можно отдохнуть,
Чтобы с новой силой продолжить свой путь.
В пруд справа втекает речка маленькая,
Видно, не издалека, чистая и тихая.

С южной стороны она свой путь начинает,
С места, где ранее была деревня Кашенерка
Пробегает также через бывшую деревню Полянка,
Оставляя на левом бережке деревню Верхний Выселок, в пруд впадает.

В деревне Полянка проживали русские,
В Кашенерке – марийцы и татары крещёные.
Остались только деревья старые,
Где гнездятся птицы певчие.

Только весной на деревьях соловьи поют,
На речке лягушки квакают,
Словно людей с работы ждут,
И к ночи они с работы, с поля придут.

В деревне Верхний Выселок проживают марийцы.
Как старые люди говорят, что деревня не растёт и не убывает.
Весной кругом в цвету растветает,
Где разные певчие птицы поют у околицы.

За прудом на левом берегу стоит деревня Большая Ерыкса.
Здесь проживают марийцы, как и в деревне Верхний Выселок,
Которую ещё называют Малая Ерыкса.
От деревни к реке идёт маленький ложок.

По ложку течёт маленький ручеёк весёлый
И впадает Ерыксе в левый берег радостный.
Ведь у неё на берегах образовалась деревня,
На левом берегу была школа и церковь православная.

Позади земли Удмуртии,
Впереди земли Татарии.
На правом берегу деревня Ильнет,
А название её по-марийски Элнет.

Вот остался позади мост бетонный,
Впереди зелёный луг широкий, красивый.
С Ильнета вытекает маленькая речка,
Которая начинается не издалека.

На левом берегу Ерыксы расположилась деревня Нижний Выселок.
В Нижнем Выселке и Ильнете живут марийцы,
Которые собираются летом на широком лугу у околицы
Для проведения любимого праздника Семык.

Раньше деревня Нижний Выселок входила в Удмуртию,
В Граховский район Мари-Возжайский сельский совет.
Теперь она входит в Татарию,
Далее живёт, новыми домами процветает.

На татарской земле Ерыксу встречает река Возжайка.
Ерыкса в неё втекает, образуется пошире река,
Ведь Ерыкса её младшая сестра,
От неё приносят приветы птицы и ветра.

На реке Возжайке любят перелётные птицы отдыхать.
Начинается она в Удмуртии и течёт из таких мест
Мимо деревень, которых, к сожалению, уже нет.
Приходится от птиц многое знать.

От одних, что на широком лугу отдыхали,
И старые птицы говорили:
Справа находится бывшая деревня Удмурт-Возжай,
Слева виднеется деревня Мари-Возжай.

Другие у реки Умяк, на широком лугу отдыхали
Недалеко от деревни Лолошур-Возжи.
И здесь (где) находилась деревня Возжайка,
Течёт река именем Возжайка.

Удмурты так называют местность зелёную,
Как русские зелёный дол, зелёная долина,
Ведь край у них родниковый
В таком цвету весною и летом видно.

Возжайка втекает в Тойму,
Тойма впадает в Каму,
Которая родилась на севере Удмуртии
Течёт через Пермский край по Татарии.

Вот Кама Вятку встречает,
Которая ей в правый берег впадает
Ведь они обе родились на севере Удмуртии,
И обе, обогнув Удмуртию, текут по России.

Здесь наКаме они все родные,
Многие родились на удмуртской земле.
Вот и Вятка с Ерыксой весёлые.
На Каме Вятка при своей мысли

Ерыкса совсем рядом родилась с ней.
Если посмотреть на восток ей,
Также рядом у Ерыксы на юге Кама,
А бежит на восток от своего дома.

Хоть родилась она в Удмуртии
И бежит на юге Удмуртии,
Вдоль её берегов остались одни
Цветущие, зелёные марийские деревни.

В имени у неё двух языков слова:
По-татарски «ерык су» – дальняя вода,
По-марийски «ерык» – река, вода.
Как она и не называлась, всё равно бежит издалека.

Между Волгой и Вяткой жили и живут много марийцев.
После распада Казанского ханства не покорились,
Многие в Вятских лесах укрылись,
Создали крепость, стойбище с центром Малмыж.

Узнав об этом, царь Иван Грозный
Начал физическое уничтожение марийцев.
Разрушил стойбище марийцев-переселенцев,
Жители которого укрылись по России.

Марийцы, занимавшиеся земледелием, жили на территории
Царево-Кокшайского уезда Казанской губернии.
Со временем они царю покорились.
Приняли христианство, в церквях крестились.

Далее в Каму справа впадает река Волга.
За то, что далее зовут реку Волга,
Кама тёмной, угрюмой становится.
Если посмотреть со стороны, Каме Волга притоком является.

Воды Возжайки и Ерыксы задумались,
Решили, собираться пора домой.
Собрались на заводье под ивой
Ведь они по родному краю соскучились.

Под знойным жарким солнцем пригрелись.
Утром в туман превратились.
Днём поднялись в небо
И превратились в облако.

В синем небе они собрались в тучу, делая добро
И попросили помоч брата-ветра,
Чтобы он погнал её на восток,
Где образовался их речной поток.

Несмотря на северный воздушный поток,
Туча по ветру идёт на восток
К родному краю цветущему,
Где они родились на радость всем.

Вот просторы родные,
Где дождя ждут растения зелёные.
От радости пошёл дождь ласковый,
Напоил землю дождь долгожданный.

Напоилась земля родная,
Растут хлеба, травы зелёные.
Вода под землю ушла
И, вновь родившись, будет всем мила.

Вот и кончился сказ про частицу воды Ерыксинской,
Которая рождается и убегает в дальние края,
Чтобы всегда возвращаться в край родной,
Где её всегда ждут леса, поля и на лугу трава зелёная.


Валерий Грахов.
Мари-Возжай. Январь 2010 г.